Логотип Bank.uz
КУРСЫ ВАЛЮТ ЦБ РУз
USD 20.06 3930.91
EUR 20.06 4396.02
RUB 20.06 68.08
КУРСЫ ВАЛЮТ
КОММЕРЧЕСКИХ БАНКОВ
Банк USD EUR
KAPITALBANK 3969/09 4439/14
UZPSB
NBU 3969/09 4397/62
Список терминалов по Узбекистану
Выбрать по региону:
Тип карты: 
Они могли не сбиться с курса?!
12.01.2016

Они могли не сбиться с курса?!

Перед написанием этой статьи мы, признаемся, просмотрели в интернете много материала по этой тематике и, к своему удивлению и огорчению, обнаружили, что рассуждения на эту тему ведутся уже последние (!) 20-25 лет! А «воз и ныне там», как гласит известная басня.

Тем не менее, мы посчитали полезным напомнить о тех явных и четких шагах, которые могли бы помочь некоторым странам отойти от привычного образа другой известной пословицы про грабли. Сразу оговоримся, что «эта совершенно нетипичная история могла произойти только и исключительно» там, где существуют пробелы в управленческих навыках и нежелание учитывать основополагающие принципы политэкономии. Ну или Еconomics, если желаете. Итак, начнём.

Откуда это всё пошло

Последние два десятилетия создали иллюзию у стран-поставщиков, что создание и развитие крупнейших хозяйственных образований в виде госкорпораций, квазигосударственных (с той или иной долей государства) акционерных обществ, а также частных финансово-промышленных групп – есть веление времени и наиболее эффективная модель эксплуатации общественных ресурсов. Оно и немудрено, когда цены на сырьё так «прут»…но, что называется, не попёрло.

Теория экономической науки гласит, что резкое увеличение экспортных доходов за счет добывающего сектора экономики ведет к дополнительному притоку иностранной валюты в страну, что, в свою очередь, приводит к укреплению национальной валюты. Укрепление национальной валюты снижает конкурентоспособность продукции обрабатывающих отраслей, что ведет к сокращению выпуска и экспорта данной продукции и может привести к росту безработицы. При этом увеличивается импорт, снижается чистый экспорт и, в конечном итоге, валовой внутренний продукт. Это явление получило название «голландская болезнь» по аналогии с развитием когда-то экономики Голландии после открытия там гигантского газового месторождения Гронинген в 1959 году.

В долгосрочной перспективе «голландская болезнь» приводит к перемещению ресурсов из обрабатывающего сектора в сырьевой и сервисный, которые создают меньшую величину добавленной стоимости. Кроме того, длительная зависимость экономики от экспорта природных ресурсов ослабляет стимулы для развития обрабатывающих отраслей и создания новых технологий.

В первую очередь деградируют и теряет позиции наиболее динамичные наукоемкие отрасли. Это связано с необходимостью для них постоянных масштабных инвестиций в обновление технологий и продукции. Падение рентабельности вследствие роста курса национальной валюты ведет к сокращению инвестиций, технологическому отставанию, и уходу с рынка. Традиционные отрасли, не нуждающиеся остро в обновлении технологий, могут продержаться значительно дольше

Несомненно важная роль государства в инициировании предпринимательской активности и реформировании экономики, почему-то, выражалась преимущественно в поддержке крупного бизнеса, который, имея серьёзные ресурсы и разнообразные льготы и привилегии, так думали, будет внедрять инновации, и станет драйвером роста национальной экономики. О таком архиважном для устойчивого развития термине как «диверсификация», к сожалению, подзабыли. И нельзя сказать, что для малого и среднего предпринимательства (МСП) ничего не делалось тоже, но декларативное улучшение сверху вниз, как обычно, мало чем подкреплялось на уровнях в практической плоскости.

А ведь именно малые и средние предприятия во всех развитых странах обеспечивают развитие научно-технического прогресса и его последующее внедрение в хозяйственной деятельности. МСП, будучи более чутким к малейшим изменениям рыночной ситуации и появлению новых тенденций, быстрее впитывает новые технические и технологические веяния, требуя для этого гораздо меньше капиталовложений и, главное, времени. Именно за счет этого обеспечивается их ускоренная окупаемость, создаются конкурентные преимущества и больший коммерческий эффект от использования каких-либо инноваций. О сравнении рисков и финансовых потерь от экспериментальных новаторских рыночных решений в МСП и крупном бизнесе даже говорить не стоит.

МСП, в силу гораздо более выраженных внутренних стимулов и мотивации к инновационной деятельности, чем у крупных и крупнейших компаний. Особенно на фоне отсутствия серьёзной конкуренции внутри страны. Очевидно, не все нюансы практического исполнения замыслов и надежд были продуманы и предусмотрены и со стороны государства. В итоге все усилия, если они и предпринимались, оказались недостаточными. Глобальный кризис же выступил беспристрастным и бескомпромиссным экзаменатором.

Начавшись ещё в 2008 году и немного «подслащенный» стабильным спросом и высокими ценами на сырьё, кризис, тем не менее, ярко продемонстрировал, что крупные и крупнейшие экономические субъекты, почти все, закрывают отчетные периоды либо с убытками, либо без фактической прибыли (при номинальном росте балансов в нац.валютах). Особенно шокирующими событиями из этой серии стала полная остановка монопредприятий в некоторых городах Китая. Попытки правительств «оздоровить» гос.активы через кредиты под гос.гарантии или прямые доп.вливания, увы, повлиять на негативный тренд не смогли. Спад продолжился.

Что нужно было сделать?

Ставшее ныне модным течением создание кластеров или свободных экономических зон, в которые  должны придти инвестиции, в т.ч. прямые иностранные инвестиции, на сегодняшний день, явных и ощутимых результатов не принесло. И на то есть ряд внешних и внутренних причин, в том числе и слишком короткий срок для проведения глубокого анализа. Однако, гораздо бо’льшим сюрпризом для «кабинетных экономистов» на постсоветском пространстве стал наметившийся рост в агропромышленном комплексе и некоторых других отраслях экономики, которые, к ещё большему удивлению, начали выходить со своей продукцией на внешние рынки, тем самым, «собирая с мира по нитке» заветную СКВ, которая так своевременно теперь поддерживает ухудшающийся на фоне падающего сырьевого экспорта торговый баланс таких стран.

Но вернемся опять же к «новомодным» кластерам. Хотелось бы пояснить, что создание созданию рознь. В Китае, к примеру, акцент делается на инновациях в малом и среднем бизнесе. Для заботы о данной категории экономических объектов, а также формировании условий их динамичного развития была создана «Национальная комиссия по развитию и реформированию (National Development and Reform Commission – NDRC), в рамках которой учредили “Департамент малого и среднего предпринимательства”. Помимо этого, специально для обслуживания самых злободневных и насущных потребностей малых и средних форм (подготовка кадров, информационное сопровождение, помощь и продвижение на различных коммерческих, в том числе международных, площадках и многое другое) был основан Китайский центр координации и кооперации бизнеса (China Center for Business Cooperation&Coordination – CCBCC).

В законодательном плане власти Поднебесной пошли на по-своему беспрецедентный шаг, уравняв в правах малые и средние предприятия с крупнейшими компаниями. Особенно следует отметить, что «уравниловка» распространилась, в том числе, на доступ к современной технике, рыночной информации и финансированию. Малый и средний бизнес допустили в отрасли, ранее полностью контролировавшиеся государством, а правительство начало размещать на предприятиях данных категорий госзаказы. И это лишь малая толика того, что руководство Китая делало и продолжает делать для своих малых и средних экономических субъектов. В итоге уже в 2010 году в стране насчитывалось 4,3 млн. малых и средних предприятий. Они давали стране более 80% (сейчас порядка 75%) рабочих мест. На их долю приходилось 55% ВВП (по данным на декабрь 2012 года — уже 73%) и 60% объема промышленного производства (для сравнения: в России доля малых и средних предприятий в ВВП приблизительно 13—17%). Кроме того, сектор малого и среднего бизнеса давал 65% патентов, 75% технических новшеств и более 80% инновационной продукции Китая.

Неудивительно, что в условиях кризиса государство еще более активно продолжает свою политику на мотивирование и стимулирование дальнейшего развития данных хозяйственных форм. Малому и среднему бизнесу увеличивают налоговые льготы. Для этого китайское руководство планирует провести в ближайшее время налоговую реформу (итогом ее для некрупного бизнеса должно стать снижение общего фискального бремени приблизительно на 120 млрд юаней). Также предполагается изменить условия кредитования коммерческих банков, что, по мнению авторов проекта, должно привлечь дополнительные инвестиции в малый и средний бизнес. Кроме того, правительство КНР ещё с 2009 года начала упразднять около 100 видов различных административных сборов. Рейтинги Китая как страны, наиболее удобной для ведения бизнеса, постоянно улучшаются. Так, по данным Министерства коммерции КНР, до начала кризиса в 2014г. в Китае насчитывалось около 700 тыс. иностранных компаний, создавших 45 млн рабочих мест. В 2010 году в целом объем прямых иностранных инвестиций в экономику Китая составил 90 млрд. долларов. Для сравнения, объем ПИИ в экономику России за тот же период составлял около 16 млрд. долларов. На сегодня количество малых и средних предприятий Китая превысило 42 млн, что составляет 99,8% общего количества компаний в стране.

И тут нужно сразу прояснить, что мнение о том, что такое массовое количество мелких и средних предприятий присуще лишь развивающимся экономикам, и в частности китайской с её огромным количеством дешевой силы, не соответствует действительности. В Европе и в США, согласно опубликованным в газете «Handelsblatt» данным, почти 99% всех компаний относятся к среднему и малому бизнесу.

Их интенсивный рост в тех же странах ЕС начался более двадцати лет назад. Причем процесс этот затронул практически все отрасли промышленности и сельского хозяйства. Доказав свою жизнеспособность и экономическую эффективность, в последующие годы они укрепили своё положение. К концу 2010 года в среднем по Европейскому союзу количество малых и средних фирм достигло 99.7%. На них было занято около 70% от общего числа работающих, и создавалось 69% ВВП ЕС.

Кризис, нанесший значительный урон и МСП, в то же время показал, что в большинстве именно они оказались наиболее эффективными в условиях испытаний.

Успешное развитие малого и среднего бизнеса в странах с развитой экономикой обусловлено прежде всего тем, что крупное производство в массе своей не противопоставляется мелкому, а вступает с ним во взаимовыгодную кооперацию. При этом крупные объединения не подавляют малый бизнес, взаимно дополняя друг друга, особенно в сфере специализации отдельных производств и, что для нас особенно актуально, в инновационных разработках.

Кстати, несмотря на большую устойчивость малых и средних компаний, продемонстрированную во время первого кризиса, поддержка им в этот период оказывалась немалая – особенно в тех странах, которые хорошо понимают значение МСТ для своих экономик.

Различные формы поддержки малого и среднего бизнеса включали в себя финансовые меры по стимулированию экспорта, финансирование со стороны государства для решения проблемы нехватки оборотных средств, облегчение налогового бремени, госзакупки, расширение доступа к кредиту за счет создания доступных кредитных источников и госгарантий, стимулирование капиталовложений, прямая финансовая поддержка инвестиционных проектов и пополнение собственного капитала фирм, создание или усиление деятельности государственных венчурных фондов и др.

Проведенный в 2009 году Организацией экономического сотрудничества и развития (ОЭСР) круглый стол в Турине, посвященный влиянию кризиса на финансирование малых и средних предприятий, а также соответствующим мерам государственной экономической политики, обобщил разнообразный опыт нескольких десятков стран — как членов ОЭСР, так и не входящих в эту организацию. Вот лишь несколько ярких подробностей осуществленных программ и комплексов мер поддержки МСП.

Так, Япония, согласно опубликованным ОЭСР данным круглого стола, утвердила снижение корпоративного налога для МСП с 22% до 18% на срок два года, в конце 2008 года предоставила дополнительные госгарантии на сумму 21 трлн иен (эквивалент более 200 млрд долларов) по кредитам для МСП в чрезвычайных критических обстоятельствах, что позволило в последние два месяца 2008 года 170 тыс. МСП получить кредиты на сумму 3,9 трлн иен (примерно 40 млрд долларов), кроме того, через программу Safety Net Loan в течение IV квартала было организовано еще 49,5 тыс. займов на сумму 565 млрд иен (около 6 млрд долларов).

Южная Корея утвердила на 2009 год программы кредитования МСП на сумму 35,7 млрд долларов.

В Италии введены налоговые послабления на сумму 2,9 млрд евро с особым акцентом на те компании, которые осуществляют программы повышения производительности труда.

В Мексике в программу госзакупок было введено обязательное требование, чтобы в общем их объеме не менее 20% пришлось на МСП.

В Германии государственный банк Kreditanstalt für Wiederaufbau реализовал 2-летнюю программу на 15 млрд евро сроком с целью привлечения частных кредитов МСП. Эти меры являлись частью более широкой государственной программы с бюджетом 115 млрд евро по предоставлению кредитов и кредитных гарантий с использованием как старых, так и новых финансовых инструментов.

В Австрии госгарантии по кредитам были увеличены с 3 до 5,3 млрд евро.

В Бельгии в дополнение к действующему «Партнерскому фонду» поддержки стартующих МСП был создан «Стартовый фонд» с капиталом 300 млн евро.

Во Франции были предоставлены дополнительные государственные гарантии объемом 4 млрд евро для кредитования инновационных программ, реализуемых МСП через агентство OSEO.

Европейский инвестиционный банк увеличил на 10 млрд евро до 30 млрд евро ежегодный объем кредитов для МСП и выделил дополнительно еще 1 млрд евро специально для кредитования средних предприятий.

В США для каждой фирмы, относящейся к МСП, государство компенсировало 250 тыс. долларов, потраченных на приобретение имущества в 2008 финансовом году, и предоставило возможность списать до 50% стоимости капитальных активов, приобретенных в том же году.

В Канаде для поддержки экспортного потенциала производственных предприятий вложено 350 млн долларов и еще 1,5 млрд долларов было направлено на гарантийное обеспечение экспортных кредитов. Кроме того, в этой стране были выделены средства в размере 200 млн долларов на два года на поддержку инновационных МСП — для облегчения осуществления ими финансирования инновационных бизнес-стратегий и проектов, связанных с новыми технологиями.

Таким образом, рачительный хозяин всегда (и в тяжелые времена особенно) заботится о курочках, которые способны нести золотые яйца.

А как это можно было сделать у нас?

А как, спросите вы, обстоят дела в СНГ и что можно было, вообще, предпринять, чтоб санкции и падение цен на нефть так неприятно не влияли бы на бизнес-климат и обменный курс валют?!

Мы опускаем статистику соотношения доли МСП в общем ВВП в большинстве бывших советских стран, поскольку по сравнению с развитыми странами и большинством развивающихся стран ЮВА,  этот анализ будет явно не в пользу первых.

Как известно, инновационный потенциал коррелирует с экспортными возможностями. В среднем в мире малые предприятия обеспечивают около 15% от общего объема экспорта, доля же МСП в экспорте стран СНГ составляет не более 5%, что говорит об их в целом невысокой конкурентоспособности, а также преимущественной ориентации на обслуживание внутреннего рынка и специализации в неинновационных областях деятельности.

Почти все отечественные малые и львиная доля средних предприятий сосредоточены в торговле и сфере услуг. Рассчитывать на то, что они станут генератором инноваций, не стоит. И даже в создаваемых технопарках и специализированных СЭЗ. Причина кроется в том, что не проработаны важнейшие положения: вопрос об особом порядке выделения земли и упрощенном (ускоренном) согласовании проектной документации на территории парков/СЭЗ, подведении всех необходимых коммуникаций, проблемы сокращения уровня затрат данной категории бизнеса на преодоление бюрократических барьеров, других издержек и платежей, задачи привлечения капитала в сферу научных исследований и высокотехнологичных производств, активного привлечения их к участию в конкурсах по выполнению государственного заказа и многое, многое другое.

Редки попытки искоренить многие негативные явления, касающиеся существования малого и среднего бизнеса. Таких фундаментальных, например, как острые противоречия, которые, в отличие от Запада, имеются между различными субъектами экономической жизни. В результате сегодня многие представители МСП на постсоветском пространстве ставят свой целью создать выгодный бизнес, довести его до уровня интереса крупных компаний (или чиновников), а затем выгодно продать, пока не задавили или не отняли. Такой подход не способствует долгосрочному стратегическому планированию развития данных фирм, генерации идей, полноценному встраиванию в экономику страны.

Не менее остро стоит и другая проблема — это вынужденное обслуживание отечественными малыми и средними предприятиями интересов зарубежных производителей, вытесняющих наши компании с внутренних и внешних рынков. 80% местных МСП занимаются торгово-закупочной деятельностью, причем немалая, если не львиная доля такой деятельности непосредственно связана с импортом. В то же время протекционистская поддержка со стороны государств для национальных малых и средних предприятий на мировой арене практически отсутствует.

Ни для кого также не секрет, что малые и средние экономические образования испытывают во многих странах СНГ наиболее массовое и мощное давление со стороны коррумпированных местных властных структур, а в некоторых и криминальных элементов.

Кроме этого, в отличие от банков США, Германии, Великобритании, Канады, наши банки не кредитуют начинающий бизнес из-за высоких рисков, значительного процента невозвратов кредитов (хотя это мнение спорное), неразвитости механизмов микрофинансирования и гарантирования. Региональным вариантом в этой ситуации является покупка (или лизинг) готового бизнеса. Государственные органы должны способствовать созданию рынка готовых малых и средних инновационных компаний с использованием государственного и/или муниципального  имущества в рамках программы реструктуризации крупных предприятий. Тендеры по продаже гос.имущества за $1 с инвестиционными обязательствами должны проводиться смелее и быть  более прозрачными и объективными.

Данные предприятия могут также предлагаться предпринимателю в лизинг на срок 5-10 лет. Создавая новые продукты, услуги или технологии, предприниматель, получая прибыль, возвращает государству выделенные ему средства. В противном случае, если один предприниматель по каким-либо причинам не возвращает деньги, после экспертизы предприятие передается другому, более подготовленному.

Необходимо по аналогии с экспортно-импортными банками создавать эффективные системы гарантий экспортных поставок местной продукции в ближайшее, хотя бы, зарубежье.

Для предпринимателей, которые уже ведут свой бизнес и имеют небольшую собственность, необходима поддержка в расширении и модернизации. При этом, в случае недостатка собственного обеспечения под финансово-кредитные ресурсы, необходимо создание гарантий с участием государства, банков и фондов, как, например, принято в Австрии, Финляндии и других странах при обязательной поддержке центральных, региональных и муниципальных властей и, конечно, соответствующее законодательство. Гарантия по кредиту создает возможность развития и модернизации бизнеса, позволяет вывести его на достойный уровень, когда можно доказать свою состоятельность в банке, - такому предпринимателю необходимо помочь получить кредит, сформировать свою «кредитную историю». Кроме того, создание государственной системы гарантий позволяет разделить риски между предпринимателем, банком и государственной структурой (фондом), вовлечь значительный банковский капитал в активный рыночный оборот.

А что можно сделать уже сейчас

Для реализации всех вышеперечисленных идей потребуются значительные ресурсы, и в том числе политическая воля на выполнение поставленных задач по модернизации экономики. И то, чем государство может уже на этом этап посодействовать развитию МСП, как бы, лежит на поверхности:

1. Пересмотреть существующую налоговую политику, перенеся акценты на облегчение налогового бремени для предприятий, инвестирующих деньги в научно-технические исследования и разработки. В критерии определения малых и средних предприятий необходимо также включить «объемом осуществляемой ими реализации товаров/услуг» (сейчас это только численность занятых в них сотрудников). И в том числе для индивидуальных предпринимателей, работающих по патенту. Это позволит повысить налоговые сборы со сверхприбыльной торговли для компенсации льгот для инновационных компаний. 

2. Продолжить дальнейшую либерализацию финансового сектора, упростив для предпринимателей и населения доступ к своими наличным и безналичным средствами. По аналогии с уже оправдавшими себя когда-то мерами в этой области, возможно также объявление очередной «амнистии» капитала, которая позволила бы привлечь больше денег в  легальный банковский оборот. Также необходимо обеспечить более прозрачный процесс обмена валюты/конвертации, гарантируя приоритет для предприятий экспортеров и тех, кто выезжает зарубеж на обучение или стажировку.

3. Создать Фонд частичного гарантирования рисков предпринимателей, из которого покрывались бы возможные кредитные риски по инвестиционным проектам, в случае если собственного имущества для залогового обеспечения по такому кредиту недостаточно. 

  4. Создать национальный орган по координации самых злободневных и насущных вопросов предпринимательства, таких как подготовка кадров, информационное сопровождение, помощь и продвижение на различных коммерческих, в том числе международных, площадках, кредитование и защита от бюрократии.

…и этот список можно было бы продолжить, но главное уже с чего-то начать, и, главное, не сбиться потом с выбранного курса.



Версия для печати
Прочитано: 5068 раз(а)  |  Комментариев: 5  |  Средняя оценка (макс. 7): нет

Другие статьи раздела
11.04.2008 Ўзбекистон-Германия «Савдогар» акциядорлик тижорат банки.
10.04.2008 "Туронбанк" янги омонатларни таклиф этди
02.04.2008 "Ўзсаноатқурилишбанки"нинг янги депозитлари
02.04.2008 "Микрокредитбанк": хизмат турлари кенгаймоқда

Комментарии к статье (5)
В этой теме действует премодерация комментариев.
Вы можете оставить свой комментарий.
Гость_
Антибот:
- Сайт модерируется. Из комментариев удаляются бессмысленные, оскорбительные или не относящиеся к теме обсуждения.
Если Вы заметили ошибку, выделите фрагмент текста, содержащий ошибку, и нажмите Ctrl+Enter.
Сайт разработан в ООО «Norma Hamkor».
Все имущественные права на сайт принадлежат ООО "GISinfo".
Адрес: 100005, Узбекистан, г. Ташкент, ул. Таллимарджон , 1/1
Тел.: (998 71) 283-39-24; факс: (998 71) 283-39-23; e-mail: info@bank.uz
Любое копирование материалов сайта возможно только с активной гиперссылкой на Bank.uz;
в остальных СМИ – ссылка на Bank.uz как на источник информации.
Все товары, подлежащие обязательной сертификации, сертифицированы; лицензируемые услуги – лицензированы.
© ООО «GISinfo»; 2013. Все права защищены.

Рейтинг@Mail.ru Курс у.е. в онлайн-магазинах