Объявлен рейтинг лучших мобильных приложений банков Узбекистана Подробнее

Инвестиции. Основа развития страны на тридцать лет вперед

05.11.2009
Инвестиции. Основа развития страны на тридцать лет вперед

В прошлом номере нашего журнала мы ознакомили читателей с презентацией Хесуса Фелипе (АБР), в которой модернизация и структурные преобразования экономики рассматривались в качестве ключевых факторов устойчивого развития страны1. В настоящей статье сделана попытка оценить устойчивость развития отраслей реального сектора Узбекистана и определить условия долгосрочного успеха программ модернизации.

 

Модернизация. Сложная стратегия государства

Критерии эффективности государственной инвестиционной политики всегда были и остаются предметом многочисленных дискуссий. Доминирующие взгляды на этот вопрос в течение последних десятилетий менялись, а вместе с ними подвергались радикальным изменениям и стратегии многих развивающихся стран. Текущий мировой финансовый кризис послужил сигналом того, что эре либерального частного капитализма и широкой приватизации времен британской «железной леди» приходит конец. Правительства развитых стран вплотную «занялись» национализацией, наращивая регулирующие функции и усиливая вмешательство в экономику. Динамика происходящего свидетельствует о том, что государство станет одним из главных действующих лиц на рынках в течение ближайшего десятилетия.
По мнению ряда экспертов, включая Дэни Родрика, профессора Гарвардского университета, известного специалиста по теории реформ, «разумная средняя позиция» заключается в осознании того факта, что содержание «правильной» политики меняется с переходом от одной стадии развития (модернизации) к другой. Для обеспечения быстрого роста государство должно следовать весьма сложной стратегии, каждый раз выбирая политику, адекватную стадии модернизации, и своевременно изменяя ее при переходе от одной стадии к другой. Неудивительно, что лишь немногие страны оказались способны справиться с этой задачей.
В течение прошедших 18 лет Узбекистан последовательно углублял структурные преобразования экономики. В результате были достигнуты высокие темпы роста основных макроэкономических индикаторов, страна значительно усилила свои позиции на внешних рынках. Однако в условиях стремительного создания наукоемких экономик конкурентоспособность национальных производителей на внешнем и внутреннем рынках все больше зависит от уровня технологического развития обрабатывающих (несырьевых) отраслей промышленности. Отказ от осуществления инновационных проектов грозит значительными финансовыми потерями вследствие усиления технологического отставания. Следствием этого может стать неизбежное сокращение производства, снижение доходов бюджета и населения, рост безработицы и ряд других негативных социально-экономических последствий.
В ближайшие годы перед Узбекистаном стоит задача кардинального повышения конкурентоспособности национальной экономики на основе качественно новых факторов роста. Для достижения поставленной цели в марте 2009 года была принята долгосрочная Программа мер по модернизации, техническому и технологическому перевооружению базовых и инфраструктурных отраслей экономики на 2009–2014 гг.2 (далее – Программа). Значительный бюджет Программы (42,5 млрд. долл.3) позволяет говорить о том, что широкомасштабное освоение инвестиций и сопутствующий процесс создания рабочих мест станет основным лейтмотивом экономического развития страны на ближайшие 8–10 лет.

 

Готовы ли отрасли реального сектора экономики к такому рывку?

Ответить на вопрос, поставленный в подзаголовке поможет оценка устойчивости развития отраслей реального сектора экономики страны.
Для этой цели был осуществлен анализ в разрезе важнейших видов товаров и услуг в натуральном измерении за период 2000–2007 гг.4 на основе специально разработанного методического подхода, позволившего сгруппировать товары и услуги в четырех кластерах: роста, стабильности, спада и нестабильности.
Первые два кластера (роста и стабильности) определяют устойчивость экономического развития. Соответственно, изменение уровня их присутствия в продуктовой структуре реального сектора оказывает существенное воздействие на перспективы развития экономики в целом. Увеличение мощности кластеров роста и стабильности свидетельствует об углублении процесса диверсификации структуры национальной экономики, ее большей устойчивости по отношению к внешним шокам. Наоборот, уменьшение числа продуктов, попадающих в эти кластеры, свидетельствует об ухудшении перспектив устойчивости экономического развития (рис. 1).
Кластерный анализ позволил сделать несколько выводов:
из всей совокупности важнейших товаров и услуг 53% могут классифицироваться как стабильное или растущее производство, соответственно, 47% приходится на кластеры нестабильности и спада. Весомая доля производств, развивавшихся в последние годы менее стабильно, либо сокративших выпуск на фоне глобального кризиса на финансовых и товарных рынках, усиливает риск неустойчивого развития экономики;
неустойчивая динамика производства наблюдается по выпуску ряда важнейших видов промышленной продукции;
тенденция к спаду характерна для ряда зарождающихся отраслей, ориентированных на выпуск современной высокотехнологичной продукции. В частности, даже при наличии разного рода льгот и преференций, в кластере спада и нестабильности оказалось около 77% товарной номенклатуры текстильной промышленности. Более того, сокращается глубина переработки основной продукции сельского хозяйства – хлопка-волокна. Так, если в 2000 году на одну тонну хлопка-сырца приходилось около 120 кв.м. хлопчатобумажных тканей, то в 2007 году – около 40 кв.м. Такое же сокращение было характерно по хлопчатобумажным нитям.
Необходимость изменения сложившихся тенденций по сокращению производства в обрабатывающих отраслях обусловлена не только тем, что они оказывают существенное воздействие на расширение экспортного потенциала, улучшение внешнеэкономических параметров и условий развития экономики. Главное – эти производства могут стать локомотивами роста всей экономики, повышая ее устойчивость и конкурентоспособность.

 

Оборудование. Сколько вам лет?

Состояние основных производственных фондов непосредственно определяет потенциал наращивания объемов продукции и формирует уровень ее конкурентоспособности. Каково оно в настоящее время?
1. Уровень износа основного капитала в большинстве отраслей промышленности высокий и продолжает расти. В частности, в течение 2000–2007 гг. в пищевой отрасли он повысился на 32 п.п. в машиностроении5 – на 30 п.п., в химической отрасли – на 28% (рис. 3 и 4).
2. В целом в промышленности сформировалось две группы отраслей: в первой из них (3 отрасли – черная металлургия, топливная и легкая) уровень износа увеличился незначительно (или даже сократился – по легкой), во второй (большинство отраслей) он существенно возрос.
3. Несмотря на снижение качества основного капитала в ряде отраслей в течение 2000–2007 гг. сохранялись высокие темпы выпуска продукции. В частности, в пищевой промышленности, где увеличение уровня износа основного капитала было максимальным (2 раза), выпуск продукции, тем не менее, возрос в 2,5 раза. При этом из 11 важнейших видов продукции отрасли, отраженных в статистике ГКС, лишь по 5-ти видам был отмечен рост производства. Это производство безалкогольных напитков (пиво, минеральная вода) и алкогольных напитков (водка и ликеро-водочные изделия, а также спирт из пищевого сырья). Это продукция, на которую имеется постоянный и устойчивый спрос, а предприятия (как правило, монополисты) не испытывают серьезных проблем, вызываемых внешней конкуренцией.
С другой стороны, предприятия, выпускающие хлебобулочную, макаронную продукцию, плодоовощные консервы, находясь в более жесткой конкурентной среде, оказались и более чувствительны к повышению уровня износа оборудования. Спад производства по этим видам продукции составил в отчетном периоде от 25% до 1,5 раза6.
4. Результаты корреляционного анализа свидетельствуют, что износ капитала не является главным среди факторов, ограничивающих рост производства продукции химической отрасли. Это связано с особенностями отрасли, где в общей структуре товарной продукции преобладает продукция начального технологического передела (полуфабрикаты, компоненты для металлургии, пищевой промышленности, промышленности стройматериалов, пленки, удобрения и другая химическая продукция для сельского хозяйства). Доля готовой продукции (бытовая химия) незначительна. Продукция отрасли отличается высокой энергоемкостью производства и транспортоемкостью при реализации потребителям, и предназначена, в основном, для внутриреспубликанских нужд.
Однако это не означает, что дальнейший рост износа оборудования не будет иметь серьезных последствий для динамики выпуска продукции. Рост цен на энергоносители в сочетании с либерализацией внешней торговли может усилить негативное воздействие фактора роста износа оборудования на динамику производства уже в среднесрочной перспективе.
Например, результаты расчетов (с использованием модели «затраты – выпуск») для трех отраслей с наибольшим уровнем износа основного капитала (машиностроение, химия, пищевая промышленность) говорят о том, что равное сокращение выпуска по-разному влияет на выпуск по экономике в целом. Наибольший мультипликативный эффект среди отраслей свойственен машиностроению. Здесь сокращение выпуска на единицу может привести к спаду в выпуске по экономике в целом на 2,6 ед. (мультипликатор отрасли по выпуску). Сохранение сложившейся тенденции недоинвестирования отрасли на фоне высокого уровня износа основного капитала (72%) может существенно усилить риск макроэкономической нестабильности.
Высоким мультипликативным эффектом отличаются и две другие отрасли с высоким износом основного капитала  – химическая и пищевая промышленность. Спад производства в этих отраслях, например, на 1 млрд. сум. приведет к сокращению выпуска по экономике в целом соответственно на 2,5 и 2 млрд. сум. (табл. 1).

 

Новейшие разработки для технологического прорыва

Текущие программы модернизации, несомненно, значительно улучшат техническое состояние основных производственных фондов в отраслях реального сектора. Однако это необходимое, но недостаточное условие. Очень важен уровень технологии, ведь технологический прорыв возможен, прежде всего, на базе новейших (уникальных) технологий. Как решается данный вопрос в рамках текущих инвестиционных программ?
Анализ показал, что все программы содержат очень мало информации, позволяющей судить о степени новизны технологии. Это повышает риск привязки процесса модернизации к морально устаревшей зарубежной технологии, которая предлагается иностранными партнерами в рамках совместных проектов. Такие технологии позволят выпускать продукцию с повышенной, но не высокой конкурентоспособностью что ограничит возможности использования такой технологии в лучшем случае в качестве импортозамещающей (см. бокс: «Технологии как люди: стареют и умирают»). В результате, существует риск получить вектор модернизации, «привязанный» к технологической базе стран, из которых импортируются технологии. Такая модель технологической политики не стимулирует создание нового технологического уклада, который может генерировать новую волну долгосрочного экономического роста, а наоборот, способствует «консервации» технологической зависимости.
Представьте, что сегодня вы купили права на производство лучшего автомобиля 2009 года. Неважно будет это «Lexus LS», «Opel Insignia» или «Mercedes SL 63AMG». Вы построите завод, завезете станки, наладите выпуск комплектующих  – от дворников до брызговиков – и приступите к выпуску купленной машины, эдак в году в 2011–2015. Если вы станете вести дела так, как было сделано в СССР, когда в мае 1966 года купили (за 320 миллионов долларов) у итальянцев Fiat-124 образца 1965 года (лучший автомобиль 1966 года), то и результат будет такой, как у «ВАЗ»а. Там четыре года спустя после подписания контракта стали выпускать «копейку». И через 10 лет, и через 20, и даже 30 спустя все еще выпускали «живую классику» – не умершие вовремя «Жигули».
И в этом нет ничего удивительного: мировая практика показывает, что технологически развитые страны, стремясь сохранить свое техническое превосходство, лимитируют поставки новейшей техники, не раскрывают ее технологию. Современная политика ТНК в области передачи и использования технологий ставит целью создание новых форм экономической зависимости менее развитых стран, которые пока не могут обойтись без иностранного капитала по объективным причинам. Ясно, ТНК представляются наиболее эффективными в части привлечения новых технологий и капитала, управленческих методик для успешного развития крупных отечественных промышленных производств, в том числе создания новых отраслей, включенных в уже существующие международные цепочки добавленной стоимости. Тут важно не повторить печальный опыт «Жигулей», помня что устойчивый долгосрочный рост может быть достигнут лишь при условии постоянных трансформаций, модернизации экономики.
На сегодня модернизация экономики происходит через импорт технологий. Конечно, идеальный вариант – использование собственных уникальных технологий, но это не так просто, потому что в современном мире генерировать такие дорогостоящие технологии могут только крупнейшие ТНК, которые тратят огромные суммы на НИОКР7.
В то же время необходимо повышать качественную составляющую текущих программ модернизации, прежде всего, с точки зрения технологической новизны. Актуальность такой постановки усиливается на фоне масштабных программ нового строительства, которые призваны, фактически, заложить основу развития производительных сил страны на 20–30 лет вперед.
Ответ предполагает осмысление новых качественных акцентов в постановке целей отраслевой инвестиционной политики и работе институтов, ответственных за ее реализацию.

 

Собственная технологическая политика

Прежде всего, необходимо выработать собственные приоритеты долгосрочной технологической политики. Инструментом стимулов и санкций должен стать закон «О техническом регулировании» и разработанная на его основе система отраслевых технических регламентов. Они должны быть критерием качества программ модернизации, поскольку де-юре значительная часть реального сектора «живет» по стандартам еще советской экономики. После написания регламентов, Узбекистану, пожалуй, придется брать пример не только с Китая, Индии и Бразилии, но и с Европы и США. Там в 90-х и первой половине 2000-х были выведены из оборота целые классы промышленного оборудования, не отвечавшего стандартам эффективности, экологичности и энергосбережения.

 

Переосмысление акцентов: определить точки роста

Возможно, настало время переосмыслить стратегию универсального отраслевого развития, которая неизбежно предопределяет универсальность целей, а значит, и инструментов государственной инвестиционной политики для всех отраслей реального сектора экономики. Мировая практика показывает, что в современном мире выигрывают те страны, которые определяют отдельные (селективные) отрасли в качестве технологического прорыва (так называемые точки роста), а остальные отрасли развивают в соответствии с требованиями внутреннего развития.
Для модернизации селективных отраслей, потенциально способных стать точками технологического прорыва (машиностроение, химическая, нефтехимическая, фармацевтическая отрасли и др.) необходимо стремиться ликвидировать привязку программ модернизации к технологической модели какой-либо страны. Здесь нужны уникальные технологии, которые, как было отмечено, могут генерировать лишь крупнейшие ТНК.

 

Институциональный расклад

Успеха модернизации даже на базе самых новейших технологий трудно достичь без раскрытия творческого и предпринимательского потенциала общества. В этом контексте задача очень сложна, так как институциональная основа для решения проблем такого масштаба в Узбекистане сегодня еще слаба. Ведь важно не просто генерировать или заимствовать идеи, но также и воплотить их в практических действиях институтов регулирования с тем, чтобы процесс модернизации стал самовоспроизводящимся и необратимым. Поэтому главной, системной гарантией для компаний и инвесторов, решающихся на технологическую модернизацию, может стать только построение законодательной среды для постиндустриальной экономики, основанной на инновациях. Между тем, наше гражданское, отраслевое, корпоративное, социальное законодательство  – это все еще законодательство индустриального общества прошлого века. Его переделка – задача на десятилетие. И все же работу необходимо начинать.

 

Концентрация капитала: создание Финансово- промышленных групп

Необходимость поддержания занятости населения обусловила высокие темпы развития в Узбекистане сектора малого/частного бизнеса, доля которого в ВВП и занятости составила по итогам 2008 года 50% и 72,7% соответственно. Однако финансового потенциала частного предпринимательства недостаточно для реализации масштабных проектов модернизации, требующих высокой концентрации капитала, это можно осуществить посредством создания ФПГ. Пока довольно сложно говорить о необходимом их количестве. Оптимальный баланс будет постепенно формироваться в результате расширения диалога между государством, реальным сектором экономики и частным предпринимательством, который необходим для разрешения усиливающегося противоречия между целями модернизации и трудоизбыточным характером экономики Узбекистана.

 

Научно-исследовательские институты: наука как часть бизнеса

С формированием ФПГ становится жизненно необходимой качественное изменение роли научно-исследовательских институтов Академии наук Узбекистана (НИИ). Их функционально необходимо ввести в структуру крупнейших национальных ФПГ. Это даст несколько важных качественных преимуществ:
Повысится эффективность использования государственного финансирования научных исследований, которое предоставляется НИИ по линии Комитета по координации развития науки и технологий при Кабинете Министров Республики Узбекистан. В настоящее время оно зачастую является, по сути, субсидированием их деятельности, что негативно влияет на качество проводимых исследований и не соответствует целям национальных проектов модернизации. Этого можно добиться, выделяя гранты не институтам, а ФПГ, в состав которых они будут входить. Таким образом, фактически данные средства пойдут на реализацию проектов в реальном секторе экономики, но посредством разработки прикладных технологий и методов производства по заказам предприятий.
Кардинально повысятся требования к качеству менеджмента и корпоративного управления в НИИ. Усиление прикладного характера разработок приведет к быстрому снижению бюрократических издержек, сдерживающих сегодня реализацию новаторских разработок, в. т.ч. отечественных12. Кроме того, усиление требований к НИИ неизбежно повысит требования к качеству менеджмента и в ВУЗах, которые должны будут все больше соответствовать повышающимся требованиям к уровню подготовки специалистов.
Появятся условия для восстановления корпуса инновационных кадров, без которых нет смысла и браться за технологическую модернизацию. За период перестройки значительная часть интеллектуального слоя ушла в непрофильные бизнесы, утратила квалификацию либо переместилась (и продолжает перемещаться) за границу.
Усилятся стимулы для создания рынка интеллектуальной собственности, без которого не может развиваться венчурная индустрия.

 

Частный сектор и инвестиции

В настоящее время инвестиции частного сектора практически не оказывают влияния на отрасли промышленного производства. Их подавляющая часть направляется в сферу обращения и услуг (строительство новых торговых точек, ресторанов, пунктов по оплате мобильной связи, открытие Интернет-кафе, аптек и т.д.), используется для покупки и перепродажи недвижимости. Понятно, что бизнес займется поиском высокотехнологичных ниш не сам по себе и не по приказу, а лишь когда государство сделает невозможным его бесконкурентное процветание исключительно на производстве продукции и услуг с низкой долей добавленной стоимости и создаст для этого необходимые условия.

 

Лицензия, как инструмент технологического обмена

Напомним, технологии передаются ТНК двум основным группам покупателей: 1) своим зарубежным филиалам и дочерним фирмам; 2) независимым фирмам. Высокие технологии, которые определяют успех технологического прорыва (уникальные) передаются ТНК только первым путем. Причем, несмотря на наличие целого ряда инструментов обмена основным является продажа лицензий. Это связано с тем, что темпы морального старения техники и технологии сильно ускорились, а создание новой продукции связано с огромными затратами на НИОКР. Поэтому ТНК чаще всего стремятся продавать лицензии на начальных этапах жизненного цикла товаров, причем нередко собственным конкурентам. Цель – успеть окупить расходы на НИОКР в течение всё более сокращающегося периода существования рыночного спроса на техническое новшество на фоне растущего протекционизма, препятствующего свободному товарообмену между странами, и сдерживающего, таким образом, проникновение и завоевание труднодоступных рынков.

От венчурных фирм до международной кооперации

Формы международного технологического обмена могут быть самыми разными. Рассмотрим некоторые из них:
открытие совместных филиалов и дочерних компаний ТНК с условием проведения совместных НИОКР путем создания научных центров и лабораторий с привлечением местных специалистов и последующим превращением в научно-производственные комплексы, способные создавать собственные конкурентоспособные технологии8;
стимулирование привлечения таких ТНК, для которых Узбекистан является конкурентом, имеющим долю рынка в стратегических отраслях, усиливая заинтересованность ТНК продать лицензии на начальных этапах жизненного цикла товаров;
поиск венчурных фирм9, которые генерируют ноу-хау – первооснову высоких технологий и готовы идти на раскрытие своих технологических секретов, а также обладают монопольным правом по проведению исследований и разработок в сфере принципиально новых видов товаров и рынков, где можно ожидать высоких прибылей;
кооперирование в проведении совместных исследований со странами, которые пока не могут генерировать высокие технологии так же, как крупнейшие ТНК, но имеют высокие шансы сделать это в ближайшем будущем10.

 

Вместо послесловия

Рассказывают такую историю. Как-то путник проходил через один кишлак и увидел седого аксакала, выкапывающего лунки под молодые саженцы будущего сада. Странник подивился: «Дедушка, да ваш сад начнет приносить урожай только через много лет. Зачем это вам?». Садовник ответил: «Все эти годы меня укрывала тень карагача, высаженного моим прадедом и кормил сад, разбитый отцом. Этот сад для детей моих и для детей детей моих».

Статья подготовлена по материалам аналитического доклада Центра экономических исследований «Совершенствование государственной инвестиционной политики в Узбекистане: механизмы обеспечения устойчивого развития реального сектора экономики».

 

Примечания:

1 «Куда идти после кризиса?», «Экономическое обозрение» № 7, 2009
2 Постановление Президента Республики Узбекистан № ПП-1072 от 12 марта 2009 года.
3 Для понимания масштаба Программы – размер ВВП Узбекистана в 2008 году составил 26446,1 млн. долл. США (по курсу ЦБ на конец года).
4 Типовая номенклатура товаров и услуг Государственного комитета по статистике Республики Узбекистан включает 117 видов промышленных и сельскохозяйственных товаров, а также два вида транспортных услуг (пассажирооборот и грузооборот).
5 Машиностроение в целом, включая автомобильную промышленность. Источник: Государственный комитет по статистике Республики Узбекистан
6 При оговорках о причинах спада, имея в виду, что основной из них является рост износа оборудования.
7 Затраты на НИОКР в общей сумме продаж на одного занятого у ТНК США составляют 3–5%.
8 Обострение конкурентной борьбы на мировых товарных рынках все больше усиливает масштабы научно-технического кооперирования ТНК с другими странами.
9 Посредством, например, объявления международных грантов Правительства Республики Узбекистан в отраслях, выбранных в качестве технологического прорыва и имеющих весомую государственную финансовую поддержку в рамках текущих программ модернизации.
10 К примеру, Россия имеет все шансы выйти на международный рынок технологий: наличие развитой базы по разработке новейших технологий.

Источник: Review.uz

Похожие новости
Откуда узбеки будут отправлять денежные переводы

19.02.2019

Откуда узбеки будут отправлять денежные переводы

Процесс выдачи займа

24.01.2019

Процесс выдачи займа

КПК «Московский Финансовый Центр»: сбережение средств и кредитование пайщиков

24.01.2019

КПК «Московский Финансовый Центр»: сбережение средств и кредитование пайщиков



Система Orphus